Томас Ньюкомен

Недалеко от города Модбери, где проводил свои первые опыты с паровым насосом Севери, в то время жил в маленьком портовом городке Дартмуте хороший кузнец и слесарь Томас Ньюкомен. Он выполнял заказы местных жителей в маленькой кузнице, стоявшей на краю города. Ныокомен не состоял членом Лондонского Королевского общества, не издавал ученых книг. Он так мало привлекал к себе внимания, что нигде не сохранились сведения о его жизни. Когда же выяснилось, что это был замечательный мастер, сделавший крупное изобретение, не удалось не только восстановить факты его биографии, не было найдено даже место, где он захоронен.

Вблизи Дартмута находилось немало рудников. Почти наверняка Ньюкомену, занимавшемуся ремонтом разных устройств, приходилось иметь дело с машинами Севери, установленными в шахтах. Еще чаще он возился с рудничными насосами. В движение они приводились за счет рабочих рук. Тяжелый ручной труд не мог не производить угнетающего впечатления. Поэтому, когда Ньюкомен познакомился с паровым цилиндром Папена, производившего те же самые однообразные движения вверх-вниз, ему пришла в голову мысль заменить мускульную силу рабочего машиной Папена.

Ньюкомен взял к себе в помощники водопроводчика Коули, и вместе принялись за дело. В новой машине Ньюкомен использовал те разумные наработки и идеи, которые были сделаны до него. За основу он взял цилиндр с поршнем Папена, но пар в его машине для подъема поршня получался в отдельном котле, как у Севери.

Работала машина Ньюкомена следующим образом. В паровом котле все время образовывался пар.

В определенный момент открывался кран, пар под давлением впускался в цилиндры и поднимал поршень вверх. Поршень через цепь и балансир (качающийся рычаг) был связан со штангой водяного насоса, которая при ходе поршня вверх опускалась вниз. Пар заполнял всю полость цилиндра. Затем вручную открывался другой кран, через который в цилиндр  впрыскивалась холодная вода. Пар конденсировался, и в цилиндре создавалось разряжение. Под действием атмосферного давления поршень опускался и тянул за собой цепь балансира. Штанга водяного насоса шла при этом вверх, и насос откачивал очередную порцию воды. Далее все повторялось сначала.

Машина Ньюкомена работала с перерывами, а потому не могла приводить в действие промышленные машины и механизмы, которые требовали для своей работы непрерывного движения. Но это и не было целью Ньюкомена Он хотел сделать насос, которым можно было откачивать воду из глубоких шахт. И это ему удалось.

Машина Ньюкомена была высотой с четырех-пятиэтажный дом. От своих предшественниц она унаследовала огромную «прожорливость»: 50 лошадей едва успевали подвозить ей топливо. Обслуживало ее не менее двух человек. Один — кочегар — непрерывно подбрасывал уголь в «ненасытную пасть» котла, а второй управлял кранами, впускающими пар и холодную воду в цилиндр. Это была тяжелая, изнурительная работа.

Вторую функцию — открывать краны — нередко выполняли дети Один такой мальчик по имени Гемфри Поттер работал на машине Ньюкомена в Корнуэлле. Видимо, однообразная работа подтолкнула его к неожиданной мысли: «А нельзя ли заставить саму машину, когда ей надо, открывать и закрывать краны? Тогда можно было бы побегать по улицам или почитать книжку». Гемфри взял два куска проволоки и соединил ими рукоятки кранов с балансиром. Сделал он это с таким расчетом, что балансир, поворачиваясь вслед за ходом поршня, в нужное время стал открывать и закрывать краны. Это устройство автоматического распределения пара и воды стали называть «механизмом Поттера» — по имени мальчика-изобретателя.

Опубликовано в разделе Эпоха мануфактуры and tagged , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий